Писатель — это человек, которому писать труднее, чем остальным людям.


Томас Манн (1875-1955), немецкий писатель

Родился я в Москве в последний день января 1954 года. До школы жил с бабушкой Анной Андреевной в селе Ильинское, что по Казанке, вслед за Малаховкой и Быковым. Мать, Вера Николаевна, работала в системе здравоохранения. Отец мой, Евгений Семёнович, был учёным, занимался теорией колебаний, и, думаю, помог, вкупе с другими светилами науки, не попасть нашей земле в разрушительный резонанс с отрицательными энергиями ХХ столетия. Я – поздний ребёнок, и отец мой – фронтовик, для меня уже этого достаточно, чтобы гордиться им.

       В двенадцать лет впервые увлёкся писанием стихов. Это «помешательство» длилось около года и закончилось так же внезапно, как и началось. От той поры в памяти осталось только две строки: «Сижу я, гляжу в окно, и всё мне не всё равно…» Тогда же бросил занятия музыкой и «заболел» спортом, достигнув в нём за недолгий срок немалых успехов. Параллельно закончил технический вуз и занялся строительным делом. И вот, в 24 года, ко мне опять начали приходить рифмованные строки. Я их записывал в толстую тетрадь, вовсе не задумываясь, стану ли я поэтом или нет. Незаметно писание стало необходимостью, а чтение других поэтов – страстью. Первая любовь – Сергей Есенин. А затем любимых поэтов, моих учителей, стало не меньше, чем женщин, приводящих меня в восхищение. К слову, законных у меня было две жены: Ольга и Марина. От Марины растёт красавица дочь Дарья. И довольно об этом. Среди любимых поэтов не могу не упомянуть о Блоке и Анненском. Они для меня как два берега – один крутой жигулёвский; другой пологий, с заливными лугами, – между которыми уместились все течения поэзии серебряного века. Блока трудно долго держать около сердца – обожжёшься; Анненский же ненавязчиво греет душу.  

       К 30-ти годам встретился с Эдуардом Балашовым и Евгением Храмовым – первыми моими живыми учителями. Тогда уже профессия строителя вызывала у меня оскомину. И вскоре, по счастливой неслучайности, попал я в городок писателей Переделкино, конечно, в качестве «строителя», а не «писателя». Поэт Егор Исаев познакомил меня с Александром Межировым, и тот взял меня к себе в литинститутский семинар. В Литинституте я учился заочно. Переделкино подарило мне много интересных встреч, но больше всего запомнилось знакомство с Владимиром Соколовым – поэтом из славной когорты: Рубцов, Передреев, Прасолов.

       В 36 лет я в основном закончил свою первую поэтическую книгу «Неравновесие покоя», которая вышла чуть позже – в 1993 году. По книге был принят в СП России. В эту пору я работал в журнале «Новый мир» с Олегом Чухонцевым и Евгением Храмовым, однако не поладил с главным редактором Сергеем Павловичем Залыгиным и вынужден был в конце концов покинуть журнал, к тому времени окончательно отвернувшийся от славных традиций Твардовского. Шёл 1995 год, проректор МАТИ им. К.Э. Циолковского Виталий Фёдорович Мануйлов, сам слагающий стихи и опубликовавший несколько книг, предложил мне вести в институте (теперь он имеет статус университета) литературу, русский язык и культуру речи. До сих пор и занимаюсь этим, подрабатывая где придётся по принципу «с мира по нитке».

       После развода сменил Москву на Усово, но поэзию на прозу пока не поменял. Музыку люблю классическую и старые романсы; поэзию – традиционную, естественную, от сердца, без всяких формальных изысков; образную новизну вижу не в изобретательности, а в своеобразии художнического взгляда; поэтические символы для меня – видимые свидетели мира невидимого. Самая постоянная моя привязанность – Фёдор Иванович Тютчев. 

             Ну вот, пожалуй, достаточно сказано о внешней биографии. Внутренняя – в моих стихах.

        Изданные книги:                

«Неравновесие покоя» (Москва, типография ВИМИ,  1993); 

«Изборник» (Москва, изд-во «ЭРА», 2001); 

«Обратная перспектива» (Москва, издательское содружество А. Богатых и Э. Ракитской, 2005), включившая в себя переработанный вариант «Неравновесия покоя» и последующие книги «В отечестве другом», «Бесследная тропа»); 

«Снег тишины» (Москва, изд-во «Серебряные нити», 2009); 

«На границе тысячелетий. Страницы русской лирики» (Москва, изд-во  Литературного института им. А.М. Горького, 2011);

«Глазами сердца» (Москва, изд-во «Академика», 2013); 

«Царская дорога» (Москва, изд-во «Академика», 2015).

Сдвоенной литературной фамилией стал пользоваться, начиная с шестой книги, где в предисловии к ней автор объясняет причину её присвоения.  

Назад